Меню Содержимое
Главная arrow Статьи arrow Международная безопасность arrow Эволюция публичной дипломатии НАТО
Эволюция публичной дипломатии НАТО E-mail
Бартош Александр Александрович
Директор Информационного Центра
по вопросам международной безопасности
при Московском государственном лингвистическом университете.
Кандидат военных наук, доцент,
член-корреспондент Академии военных наук

Дипломатическая служба, № 3, 2013 . С.6-11

Evolution of NATO’s Public Diplomacy

В статье автор рассматривает эволюцию публичной дипломатии НАТО в период от холодной войны до настоящего времени, определяет факторы, влияющие на цели, задачи и приоритеты стратегических коммуникативных усилий альянса в евроатлантическом регионе и на пространстве СНГ, анализирует адаптацию базовых принципов публичной дипломатии к реалиям глобализации  и динамику вектора дипломатических усилий.

In the article author studies the evolution of NATO’s Public Diplomacy from cold war period till our time, defines the factors of influence on the goals, tasks and priorities areas of Alliance’s strategic communication efforts in Euro-Atlantic and CIS area, analyzes the  adaptation of general principles of public diplomacy to globalization’s realities and dynamics of vector diplomatic  efforts.

Ключевые слова: публичная дипломатия НАТО; угрозы и вызовы; факторы, цели, задачи; приоритеты; базовые принципы.

Keywords: NATO’s Public Diplomacy; threats and challenges; factors, goals, tasks; priorities areas; general principles.

Возможности публичной дипломатии привлекли внимание государственных органов, международных организаций и научной общественности в середине прошлого века, а на Западе публичная дипломатия стала рассматриваться как неотъемлемая часть «мягкой силы», способная привлекать на свою сторону элиты и широкие слои населения.
В этом контексте представляет интерес деятельность публичной дипломатии НАТО как одной из немногих межправительственных организаций, которой удается совмещать разнообразный спектр задач и миссий в условиях глобализирующегося мира.

ГЕНЕЗИС ПУБЛИЧНОЙ ДИПЛОМАТИИ НАТО

В истории НАТО можно выделить несколько периодов, для каждого из которых характерны свой блок целей и задач публичной дипломатии, направленность их развития в соответствии с эволюцией стратегических установок блока как модели обеспечения коллективной безопасности. Достаточно устоявшейся является следующая периодизация развития альянса: период холодной войны; период непосредственно после окончания холодной войны (или «период партнерства и сотрудничества» по терминологии НАТО); период глобализации (или «период новых условий безопасности после 11.09.2001» по терминологии НАТО). [4]

В каждом из периодов направленность и содержание публичной дипломатии НАТО определялись совокупностью следующих факторов: военные доктрины США как определяющий фактор направленности стратегий альянса; вызовы, риски, опасности  и угрозы безопасности НАТО; политические векторы развития НАТО; изменения в институциональной основе деятельности НАТО; организационные решения и научно-практические исследования по проблемам трансформации НАТО.

Четыре стратегических концепции Организации Североатлантического договора были приняты в период холодной войны и базировались на предложенных американцами концепциях массированного возмездия, передовой обороны и гибкого реагирования [5,23].

Публичная дипломатия НАТО в этот период была ориентирована, главным образом, на решение задач по укреплению внутреннего единства блока и, прежде всего, трансатлантических связей, формированию образа врага в лице СССР и Организации Варшавского договора. Одновременно осуществлялись активные подрывные действия, направленные против главных противников. В государствах-членах НАТО проводилась целенаправленная работа по всемерному расширению вклада союзников в совокупный потенциал альянса.[ Там же].

Окончание холодной войны поставило публичную  дипломатию НАТО перед необходимостью решения спектра ранее не встречавшихся задач. В 1991 и 1999 гг. были приняты стратегические концепции НАТО, в основе которых лежали политические и военно-стратегические установки стратегии «гибкого реагирования», дополненные с учетом изменившейся военно-политической обстановки после окончания холодной войны. Выполнение их проходило на фоне резкого ослабления экономического и военного потенциала России и укрепления позиций США как единственной сверхдержавы.

В этих условиях важнейшей задачей являлось обосновать как для внутренних, так и для внешних объектов воздействия необходимость сохранить альянс при отсутствии прежней советской угрозы, а вскоре и необходимость расширения НАТО. [2, 3,18,19].

Одновременно значительные усилия публичной дипломатии были направлены на поддержку и разъяснение ключевых инициатив в русле формирующейся сети партнерства: Совета евроатлантического партнерства, программы «Партнерство ради мира» (СЕАП\ПРМ) и других новых инициатив альянса: Средиземноморского диалога, Стамбульской инициативы о сотрудничестве, Инициативы для Юго-Восточной Европы. [9,15,18].

Перед публичной дипломатией альянса ставились задачи создания положительного образа НАТО, разъяснения правительствам и общественным деятелям в странах регионов сути и целей каждой из инициатив с целью изменения идентичности элит в пользу евроатлантизма. Параллельно усилия направлялись на гармонизацию взглядов по ключевым вопросам, таким как трансформация НАТО, развитие миротворчества и урегулирование кризисов. Всячески подчеркивались невоенные аспекты деятельности альянса. Важным направлением являлось содействие координации дипломатических усилий между НАТО, ЕС и ОБСЕ, пропаганда «нового лица НАТО» в сфере миротворчества и гуманитарного вмешательства.

В рамках событий на Балканах публичная дипломатия НАТО решала задачи разъяснения целей и задач вмешательства альянса в дела региона, находящегося за пределами традиционной зоны ответственности альянса. Шаткость аргументации дипломатов НАТО во многом была связана как с очевидными противоречиями между действиями альянса в регионе и международным законодательством, так и отсутствием у альянса соответствующей собственной нормативно-правовой базы для подобных действий.

Именно поэтому центральным пунктом стратегической концепции 1999 года стало декларирование альянсом «права» проводить военные операции за пределами территории государств-членов НАТО. «Право» на проведение таких операций вытекало из закрепленного в концепции нового видения Организации Североатлантического договора как блюстителя международной безопасности в глобальном масштабе. Сегодня НАТО фактически пересмотрела в одностороннем порядке международно-правовую систему европейской и международной безопасности, основанную на Уставе ООН и решениях ОБСЕ и ведет дело к замене ее альтернативной натоцентричной системой международной безопасности.[6]

Масштабный террористический акт 11 сентября 2001 г. положил начало  «периоду новых условий безопасности» и поставил перед публичной дипломатией альянса комплекс задач по активному вовлечению в сферу своего влияния новых союзников и партнеров, в том числе на Кавказе и в Центральной Азии. Были сделаны дополнительные дипломатические шаги по углублению взаимодействия НАТО с международными организациями, прежде всего с ООН,  Европейским союзом и ОБСЕ. Заметная практическая направленность была придана мероприятиям, проводимым под эгидой Совета Россия-НАТО. Важный сектор работы для публичной дипломатии НАТО сформировался когда в соответствии с мандатом ООН альянс в августе 2003 г. возглавил миссию Международных сил содействия безопасности в Афганистане (МССБ). [15]

Новый импульс мероприятиям по освещению и поддержке мероприятий по трансформации военного потенциала блока придало принятое на саммите в Праге «Пражское обязательство о потенциале». В этом же русле воздействовали и решения дальнейших саммитов НАТО по развитию трех базовых опор альянса: операций и миссий, военного потенциала и партнерских отношений. [10,17]

В основе действующей сегодня стратегической концепции «Активное вовлечение, современная оборона» (2010 г.) – политические и военно-стратегические установки предыдущих доктринальных документов  с учетом изменений военно-политической обстановки, связанными с терактами в США, войнами в Афганистане и Ираке, «цветными революциями» в ряде стран. Целевая установка – строительство  фундамента для формирования на основе НАТО глобальной военно-политической организации. При этом стратегия «ядерного сдерживания», адаптированная к новым условиям, продолжает оставаться одним из главных элементов политики США и НАТО.

Наряду с изменением базовых стратегических параметров, предстоящий в 2014 г. вывод контингента НАТО из Афганистана объективно приводит к постепенному смещению этой страны на периферию интересов альянса и ее публичной дипломатии. Тем не менее, Североатлантический блок нацеливает публичную дипломатию на активные действия на всем пространстве «кризисной дуги», протяженность которой альянс определяет от зоны Сахель (между Сахарой и Суданом) до Центральной Азии. Такой размах потребует от союзников сохранения и совершенствования всего спектра возможностей публичной дипломатии, в деятельности которой основное внимание предполагается уделить поддержке планов развития натовского компонента ЕвроПРО, совершенствованию  возможностей Сил первоочередного задействования, проведения крупномасштабных учений. В условиях финансово-экономического кризиса усилится воздействие на союзников с целью поддержания на требуемом уровне расходов на военные цели. Комплекс проводимых при этом мероприятий знаменует своеобразную смену стратегии публичной дипломатии от  информационных задач освещения вовлеченной в конфликт НАТО к задачам НАТО, готовой к операциям («transition from a deployed NATO to a prepared NATO»)[22].

ТРАНСФОРМАЦИЯ ОРГАНОВ ПУБЛИЧНОЙ ДИПЛОМАТИИ НАТО

В постбиполярный период произошла глубокая трансформация архитектуры органов публичной дипломатии НАТО, используемых средств связи и информации. Традиционно вопрос о выборе методов и нахождении средств для выполнения задачи информирования своей общественности о политике и целях Североатлантического союза решается каждой из стран-членов самостоятельно. В начале 90-х годов роль Бюро информации и печати НАТО сводилась, главным образом, к дополнению мероприятий по информированию общественности и руководства повседневными связями альянса со СМИ.[16]

В современных условиях помимо самой НАТО вопросами публичной дипломатии занимаются ряд национальных и международных органов: посольства стран НАТО и СЕАП, национальные парламенты и Североатлантическая ассамблея, национальные атлантические советы, комитеты или атлантические ассоциации, институты и фонды, бюро общественной информации при штабах ОВС НАТО, образовательные и учебные заведения Североатлантического союза и национального подчинения, а также Ассоциация атлантического договора, межсоюзная конфедерация офицеров резерва. [14]

С начала 2000-годов в штаб-квартире НАТО в Брюсселе начало действовать Управление публичной дипломатии НАТО, функции которого были существенно расширены, в частности, за счет информирования общественности по широкому спектру научных и экологических программ. Целями программы «Безопасность посредством науки» были определены содействие безопасности, стабильности и солидарности за счет использования потенциала науки, а также поддержка демократических реформ в государствах-партнерах НАТО путем налаживания широкоформатного научного сотрудничества, поддержки компьютерных сетей и предоставления грантов. [15] Потенциал программы активно используется для изучения обстановки,  целенаправленного влияния на студенческую и научную общественность стран партнеров, проведения исследований по интересующим НАТО темам. В России и странах СНГ в число приоритетных тем включены исследования межнациональных, межэтнических и межконфессиональных отношений. На гранты НАТО в России регулярно проводится зондаж общественного мнения с целью координации мероприятий по созданию позитивного имиджа альянса. [1,13]

В нынешней деятельности публичной дипломатии НАТО предусмотрены программы, финансируемые из бюджета НАТО, которые состоят из мероприятий, проводимых в самой штаб-квартире, внешних мероприятий, проводимых сотрудниками НАТО, мероприятий под эгидой государственных или неправительственных организаций за пределами штаб-квартиры НАТО, которые НАТО может поддерживать на концептуальном, практическом или финансовом уровне, а также мероприятий, организуемых другими внешними агентствами при непосредственной или косвенной поддержке НАТО.

Значительно возрос потенциал органов публичной дипломатии НАТО в области связи и информации, ориентированный на три главные направления: пресса и СМИ, внешние сношения, распространение информации в электронной и печатной форме. Создан телеканал «NATO-TV», действует мощный информационный сайт штаб-квартиры и информационные сайты локальных информационных бюро и офисов альянса в странах СЕАП, распространяется печатная продукция.

Особое внимание уделяется углублению работы публичной дипломатии на постсоветской территории – в Российской Федерации, странах СНГ и государствах-членах ОДКБ. Главная задача при этом состоит в изучении обстановки в России, странах СНГ и ОДКБ, налаживании каналов двусторонней стратегической коммуникации между НАТО и каждым из указанных государств при одновременном категорическом неприятии предложений о сотрудничестве между альянсом и ОДКБ, формировании позитивного и притягательного имиджа Организации Североатлантического договора в глазах различных групп населения: правящих элит, бизнес-сообщества, творческой интеллигенции, военных, молодежи. Конечная цель - изменение идентичности элит в пользу евроатлантизма.

В течение последних десяти лет на территории бывших советских республик развернута обширная сеть структур публичной дипломатии альянса – информационных бюро НАТО, миссий связи. Создан пост спецпредставителя НАТО по странам Кавказа и Центральной Азии. С этими структурами  тесно взаимодействуют финансируемые Западом НПО.

Наиболее обширно вся совокупность структур публичной дипломатии представлена на Украине, где в течение многих лет работа ведется как на уровне элит, так и «в поле». В их числе: Центр информации и документации НАТО, Офис связи НАТО-Украина, Институт евро-атлантического сотрудничества, Межпарламентский совет Украина-НАТО, Институт трансформации общества (ИТО) с собственным сетевым холдингом, вмещающим 53 информационных ресурса, Общественная лига «Украина-НАТО» и др.

Налажена мощная финансовая поддержка из-за рубежа. По инициативе ИТО на средства американского Национального фонда демократии учреждены 15 региональных центров евро-атлантической интеграции, преимущественно с охватом юго-востока и севера Украины. Такая тактика укладывается в общую канву информационной работы западных НПО на Украине – особое внимание уделять традиционно пророссийским регионам. [8].

Созданные на деньги Запада сетевые структуры при прямой поддержке дипломатов ряда западных государств уже неоднократно активно вмешивались в события на Украине в 2004 г., а также в конце 2013- 2014 гг. с целью создания обстановки «управляемого хаоса» и перехода страны под внешнее управление. Одной из центральных задач мероприятий, проводящихся на Украине и в других государствах постсоветского пространства, является подрыв влияния России.

СОВРЕМЕННАЯ СТРАТЕГИЯ, ПРИОРИТЕТЫ И ПРИНЦИПЫ
ПУБЛИЧНОЙ ДИПЛОМАТИИ НАТО

В концентрированном виде стратегия развития публичной дипломатии НАТО в современных условиях представлена в документе Комитета публичной дипломатии альянса «Стратегия публичной дипломатии».[20] В документе сформулированы два главных приоритета публичной дипломатии: продемонстрировать роль и достижения НАТО в операциях и миссиях (главным образом в Афганистане и на Балканах), а также новую идентичность альянса и стратегические направления его развития в условиях трудно предсказуемой обстановки. Указаны целевые группы в странах НАТО и партнеров: политические лидеры, парламентарии, исследователи и эксперты в сфере безопасности, журналисты, преподаватели, ученые, руководители авторитетных неправительственных организаций (НПО) и, особенно, молодежь. Содержится рекомендация по возможно более широкому использованию потенциала всех современных средств коммуникации.

Стратегия базируется на общих принципах публичной дипломатии, которые были сформулированы в 2003 г. советником Государственного департамента США по вопросам общественной дипломатии К. Россом.[21] По мнению отечественных специалистов, сформулированные американцем принципы в полной мере используются публичной дипломатией НАТО. [11]

Адаптация содержания и направлений деятельности публичной дипломатии к требованиям современности с учетом специфики НАТО сводится к следующему:
- в практической работе сделан акцент на информации о снижении военной активности НАТО, в том числе сокращении численности вооруженных сил с переводом части из них на пониженный уровень боеготовности;
- подчеркивается снижение роли ядерного компонента в военной стратегии альянса;
- в качестве одного из ведущих направлений трансформации блока преподносится развитие невоенных функций альянса за счет проведения политического курса на обеспечение безопасности через развитие диалога и сотрудничества;
- разъясняются и обосновываются новые миссии альянса, выходящие за пределы функций, определенных Североатлантическим договором. При этом главное внимание уделяется переориентации на решение новых задач: урегулирование кризисных ситуаций; миротворчество и расширение диалога со странами, не входящими в НАТО. В этом контексте подчеркивается непрерывное совершенствование разветвленной командной структуры ОВС НАТО, средств связи, информации и разведки;
- в государствах-членах НАТО акцент делается на необходимости строгого выполнения согласованных национальных планов развития военного потенциала и соблюдения финансовых обязательств в рамках НАТО;
- в странах-партнерах общественность активно обрабатывается в направлении привития западных ценностей и внушения целесообразности самого широкого участия в операциях и миссиях под эгидой НАТО.

Таким образом, анализ эволюции публичной дипломатии НАТО в постбиполярную эпоху свидетельствует о высоком потенциале адаптации ее функций, целей и задач к стратегическим установкам Североатлантического альянса. В настоящий период усилия публичной дипломатии направлены на поддержку планов США и НАТО по формированию глобальной натоцентристской модели обеспечения международной безопасности. Важное место в реализации таких планов отводится укреплению влияния альянса в странах СНГ при одновременном подрыве позиций России путем изменения идентичности элит в пользу евроатлантизма. В этих условиях необходима высокая бдительность по отношению действиям пропагандистской машины альянса при одновременном развитии потенциала публичной дипломатии России, стран СНГ и ОДКБ.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

1.«Восприятие НАТО населением России». Аналитический отчет по результатам социологических исследований ВЦИОМ, 2006. 19 с.
2.«О расширении НАТО» URL.: http://nato.w-europe.org/show.php?art=104&rubr=33 (дата обращения: 15.07.2011)
3.«Стратегическая концепция НАТО», Рим, 7-8 ноября  1991 г.URL.:  http://www.nato.int/ (дата обращения: 15.07.2011)
4.Най Д.С. Гибкая власть: как добиться успеха в мировой политике. – Н: ФСПИ «Тренды», 2006, 224 стр.
5.«Стратегические концепции  НАТО» URL.: http://www.nato.int/cps/ru/natolive/topics_56626.htm (дата обращения: 6.02.2014)
6.Котляр А.С. «Международное право и современные стратегические концепции США и НАТО», автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук, Москва, 2007
7.Лукин А.В. Публичная дипломатия, Международная жизнь, № 3, 2013. 176 с.
8.НАТО-Украина. Новые не афишируемые реалии URL.:  http://gubkin.info/politics/84379-nato-ukraina-novye-neafishiruemye-realii.html    (дата обращения: 15.02.2014)
9.Партнерство ради мира: Рамочный документ, Брюссель, 10 января 1994 года. URL.: http://arhiv.inpravo.ru/data/base281/text281v304i987.htm (дата обращения: 19.02.2014)
10.Пражский саммит и преобразование НАТО. Справочник-путеводитель, Управление публичной дипломатии НАТО, Брюссель, 2003.118 с.
11.Рогозин А.Д. «Общественная дипломатия НАТО и угрозы информационной безопасности России», Власть, стр.26-32, сентябрь 2008.
12.Сводный глоссарий Совета Россия-НАТО по сотрудничеству, Управление публичной дипломатии, Москва-Брюссель, 2011. 750 с.
13.Социологическое исследование «Россияне о НАТО»,  Информационное бюро НАТО, октябрь 2013 г. URL.: http://nato.w-europe.org/archive.php. (дата обращения: 15.02.2014)  
14.Справочник НАТО, издание к 50-летию НАТО, Отдел информации и прессы, 1998-1999 гг 406 с.
15.Справочник НАТО, Управление публичной дипломатии НАТО, Брюссель, 2006.440 с.  
16.Справочник НАТО. Партнерство и сотрудничество. Бюро информации и печати НАТО,1995. 368 с.
17.Стамбульский саммит. Справочник-путеводитель, Управление публичной дипломатии НАТО, Брюссель, 2004. 156 с.
18.Штоль В.В. «Эволюция НАТО в реалиях глобализации», автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук, Москва, 2004
19.Шульгин М. В. Первая волна расширения НАТО на Восток (1990 – 1999 гг.),  автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук, Ростов-на-Дону, 2009
20.2010-2011 NATO Public diplomacy strategy. Ресурс: http://publicintelligence.net/nato-public-diplomacy-2011/ (дата обращения:25.02.2014)
21.Christopher Ross. Pillars of Public Diplomacy. URL.:
https://www.google.ru/#newwindow=1&q=christopher+ross+pillars+of+public+diplomacy. (дата обращения: 15.02.2014)
22.Closing the gap: Keeping NATO strong in an era of austerity.  Speech by Ambassador Alexander Vershbow, NATO Deputy Secretary General at the 48th Annual Security Conference of the Norwegian Atlantic Committee, Oslo, Norway, 11 Feb. 2013. URL: http://www.nato.int/cps/en/ SID-21281BCB-2C102202/natolive/opinions_98350.htm?selectedLocale=en (дата обращения: 09.01.2014).
23.Рedlow G. «NATO strategy documents, 1949-1969»// Histоrical Office Supreme Headquarters Allied Powers Europe URL.: http://www.nato.int/archives/strategy.htm (дата обращения: 6.02.2014)
 
« Пред.   След. »